Новый дом Дениса в семье Берзиньшей

Лариса и Нормунд Берзиньши живут в Стенде. Приемными родителями они стали, уже вырастив своих детей. Важнейшим супруги считают давать любовь детям, оставшимся без попечения кровных родителей. Лариса как наставник участвует в обучении приемных родителей и хорошо знает, что значит быть приемной мамой для ребенка с функциональными нарушениями.

У приемных родителей сияют глаза

Мы гостим у Берзиньшей, расположившись в их садовой беседке. У Нормунда день рождения, нас принимают как своих. Говорим откровенно, не прячась за словами. Девочки играют с Денисом, время от времени отвлекаясь, чтобы подать на стол очередное лакомство или включиться в разговор. Лариса с Нормундом переглядываются и улыбаются. А Денис улыбается все время. “У нас есть знакомые, о которых, отправляясь в один из летних лагерей, мы поначалу подумали: “Странные люди. Почему бы в этом возрасте не пожить для себя, зачем становиться приемной семьей? Но когда они в лагере чем-то занимались вместе с детьми, их глаза сияли так, что нам даже завидно стало.

Мы с мужем всегда стремились о ком-то заботиться. Обычным делом было покормить, помыть бездомного. Мы с Нормундом вместе 13 лет. Когда мы поженились, я растила троих сыновей. Семья у нас получилась большая.

В христианской общине мы познакомились с приемной семьей, и нас пригласили 1 января посетить кризисный центр, поиграть с детишками. Там мы встретили Саманту и Кейту. Начали постепенно сближаться, но у нас еще не было статуса приемной семьи. Мы объяснили девочкам, что обязательно будем вместе, надо только немного подождать. Летом мы приняли обеих девочек как гостевая семья, а еще у нас была старшая дочка моего старшего сыра Мадара. Тогда нам стало ясно, что мы еще можем и желаем воспитывать детей. То лето было очень насыщенным, где мы только не побывали – и с водопада в Кулдиге прыгали, и по тропе Тарзана карабкались… К 1 сентября мы получили статус приемной семьи, и девочки пошли в школу уже из нашего дома,” рассказывает Лариса Берзиня.

Роль приемной семьи

“Не все окружающие одобрили наше решение. Многие не знают, что такое приемная семья, и это их пугает. А страх порождает злобу. Из-за незнания у части общества сложилось мнение: “Эта приемная мама как кукушка – одного ребенка вырастила, отдала, теперь берет следующего.” Приемная семья – это услуга, основанная на поддержке общества. Она готовит ребенка к возвращению в биологическую семью или усыновлению. На самом деле это место реабилитации ребенка, пока настоящие мама и папа, в чем-то оступившиеся или переживающие тяжелый жизненный этап, не наладят свою жизнь. Тем временем приемные родители помогают этим детям, окружают заботой и лаской, кормят, одевают, учат, водят к зубному врачу …

Было бы нормально, если родители, вынужденные на время уехать или испытывающие проблемы со здоровьем, не позволяющие заботиться о детях, могли бы на время передать их в приемную семью, а после выздоровления забрать обратно. Мы на самом деле не совсем правильные приемные родители, так как наши дочки выросли у нас и уже большие,” рассказывает Лариса.

“Не было так, что мы приняли дочек, и они тут же стали счастливы. Для них приход в другую семью, как и для других детей, оставшихся без попечения родителей, стал очередной травмой. Семьей мы становились постепенно и терпеливо.

Теперь дочери боятся взрослеть. Чтобы как-то гарантировать им защищенность, официальную связь на всю жизнь, чтобы уже взрослыми они могли смело к нам приезжать, мы стали их крестными родителями.

Важнее всего любовь… как часто употребляется это слово. Дети учатся ей у нас. Они видят, что я люблю свою жену, чувствуют, что люблю их. Наши приемные дети не видели любви, особенно Денис,” рассказывает Нормунд Берзиньш.

Делиться любовью. Денис

“Мы в семье учим так: если у тебя есть что дать, делись! Мы дочкам дали очень много, и от них исходила идея, что нам в семье нужен еще кто-то, с кем они могли бы делиться любовью. Мы стали говорить о том, что могли бы взять маленького мальчика. Позвонила Илзе Дзене из детского дома на улице Капселю и пригласила познакомиться с детьми после выпуска из детского сада. Заранее мы не знали, какие в этом детдоме дети. Когда вошли во двор, захотелось уехать, но было неловко. Я спросила у воспитателей – здесь у всех детей такие тяжелые функциональные нарушения? Мне ответили, что сейчас из детского сада придут способные ходить. Они шли, спотыкаясь и падая, и среди них Дениска.

Мальчик был таким славным, я стала за ним наблюдать, но Нормунд стал меня дергать, поедем отсюда. Я взмолилась, чтобы Бог нам дал таких детей, для которых мы были бы лучше всех. Подошел Денис и показал нам свой подарок. Он не выговаривал слова, лишь какие-то слоги. Мы многое повидали, у нас есть опыт с разными нарушениями здоровья. У моего сына церебральный паралич, но он окончил университет. Я работала в „Veģi”. у дочери Нормунда проблемы со здоровьем. На тогда нам хотелось поскорее сесть в машину,” поясняет Лариса.

“Мы просто не были готовы к тому, что увидели. Окончив курсы, мы написали, что согласны принять детей с особыми потребностями, детей других национальностей. После обучения были в такой эйфории, что казалось – мы готовы на все,” признает Нормунд.

“В Риге мы заблудились, навигатор водил нас туда-сюда. Остановились. Дениска останется там, а мы счастливо поедем домой? Он же подошел к нам! Молча развернулись и поехали обратно. От этого воспоминания до сих пор комок в горле. Было ощущение, что опоздали. Подъехали, и я сразу сказала: “Мы его берем, он наш.” Но нам сообщили, что уже другая семья желает взять Дениса, а заодно перечислили его диагнозы. Ответила, что мне все равно. Он ходит, а с остальным справимся. И настал день, когда нам позвонили: “Ваш Денис вас ждет!” Та, другая семья даже встречаться с Денисом не стала, увидев в документах, что диагнозы на бумаге не помещаются,” вспоминает Лариса.

Путь Дениса

“Денис был в подгузниках, хромал, не говорил. Но ему пора было в школу. Я позвонила в центр “Brīnumiņš” в Талси и спросила, сможем ли мы сводить Дениса к специалистам. Позвонила директору школы в Стенде, назвала диагнозы и добавила, что никуда больше Дениса не отдадим, вырастим в нашей семье. Директор согласился принять его в обычную школу. Если бы в ту пору я вникла поглубже, мы бы еще год провели в детском саду. В школе было трудно, так как Денис поначалу ничего не понимал.

Теперь мы надеемся, он сознает, что значат эти слова: папа и мама. Сыночек окончил третий класс. Он не станет депутатом, не станет президентом, но он будет хорошим человеком. Денис научился плавать, ездить на велосипеде. Он очень любит спорт, но сначала понадобились несколько операций. Мы ездили в Национальный центр реабилитации “Vaivari”. Потом у нас были дискуссии со специалистами, должен ли сыночек учиться в специальной школе. Но школьный класс в Стенде Дениса принял, учительница была очень отзывчивой, у сыночка есть ассистент и специальный педагог, который с ним нянчится, доступен логопед. Денис в пределах своих способностей справляется, в школу ходит самостоятельно. В Стенде его все знают, звонят и говорят, что Дениска возвращается домой из школы, чтобы встречали. Да он особо и не нуждается в помощи. Ему трудно спускаться по лестнице, он цепляется, но мы не позволяем. Когда действительно нужна поддержка, очень помогает жена моего сына. У невестки свои маленькие дети, но Дениса она приняла как родного,” рассказывает Лариса.

“Бытует мнение, что человеку для хорошей жизни требуется не менее восьми объятий в день. Я могу их спокойно набрать. Знаю, что приеду домой, и все побегут навстречу – кого первым приласкают. У меня никогда не было так, как сейчас – очень хочется домой, хочется все вместе пережить и испытать,” признает Нормунд.

“Когда люди меня спрашивает, могут ли они, на мой взгляд, стать приемной семьей, я обычно отвечаю: “Хотите знать свою подлинную сущность, примите детей хотя бы на месяц как гостевая семья! Этот месяц вскроет все скелеты в шкафу. Забота о ребенке, который не является вашим биологическим потомком, выявляет истинную природу человека. Вот тогда сами узнаете, можете ли быть приемной семьей,” добавляет Лариса.

Deniss. Puika blondiem matiem un brillēs

Дениса интересует все, что происходит вокруг.

Deniss ar leikanu laista augus siltumnīcā. Fonā mamma ar māsu

Вместе веселее.

Denisa māte un tēvs stāv un skatās viens uz otru

Лариса и Нормунд вместе уже 13 лет.

Deniss ar ģimeni pļavā

С поздравлениями в день рождения к Нормунду присоединяется и его мама.

Deniss spēlējas smilškastē

Денису сад нравится больше квартиры.

Denisa divas māsas

Саманта и Кейта держатся вместе.

Sieviete smaida

Лариса знает, что значит быть приемной мамой.

Deniss sēž kopā ar tēvu

Нормунд всегда стремится домой, где его ждет любовь жены и детей.

 

*Публикация создана в ходе информационной кампании об изменении отношения общества к людям с нарушениями душевного характера, детям с функциональными нарушениями и детям, оставшимся без семейной заботы. Заказчик кампании – Министерство благосостояния ЛР в рамках финансируемого ERAF проекта деинституционализации.

Вернуться в раздел: Люди среди нас