Зарина и другие дети Лилиты в Крауе

Они живут вместе, словно одна семья. Восемь детей разных возрастов из нескольких семей, оставшихся без попечения своих родителей. Братья живут вместе в одной комнате, другие – по одному. Квартира просторная, и всем ее обитателям есть, где уединиться и где собраться вместе. Зарина рассказывает, что здесь ей лучше всего, и до 18-летнего возраста никуда больше переселяться не хочет.

У восьми детей своя квартира

Квартира для младших обитателей центра социальной заботы и поддержки “Avots” создавалась как приближенное к семейной среде место, где дети могут расти в максимально гармоничной атмосфере. При въезде во двор центра социальной поддержки в Крауе Науйенской волости под Даугавпилсом, сразу становится ясно, что жизнь тут бьет ключом. Мимо проносится стайка подростков, из окна соблазнительно пахнет свежей выпечкой, в одном из крыльев здания идет ремонт. Дом большой, поэтому ищу кого-то, кто скажет, где здесь живут восемь младших детей. Когда находим нужную дверь, внимание сразу привлекает красивая темноглазая девочка с черными волосами – сейчас в этой квартире она единственная среди мальчишек.

 

Разные дома Зарины

“Я тут живу четыре с половиной года. Посередине была еще приемная семья. Но я еще до того прижилась здесь, и мне тут очень нравилось. В приемную семью меня взяли родственники, там тоже было хорошо, но в Крауе мне лучше. У меня здесь своя комната, хотелось обратно к прежним друзьям по Науйенской школе. В квартире мы все тоже дружим, гуляем вместе по поселку, разговариваем.

Работающих здесь женщин мы зовем по именам. Ина, Инара, Люда, Ирочка как заботливые мамы, всегда все спокойно объяснят, если что-то спросишь. Ну, поругают иногда…

Я смутно помню свою семью, так как мне было пять или шесть лет, когда я оказалась здесь. Когда-то, в еще более раннем возрасте, я жила в какой-то семье в США, но ничего об этом не помню. Меня не взяли туда жить, так как я что-то натворила.

Трудно жить то там, то здесь, но что я могу поделать? Теперь знаю, что здесь мне лучше всего. И здесь у меня есть друг. Когда мне исполнится 15 лет, буду жить тут же в “Молодежном доме”, продолжу учиться и буду искать, где освоить профессию стилиста,” рассказывает Зарина.

Дети как клубочки

Пока мы разговариваем, дети занимаются своими делами, Зарине тоже пора уходить, так как она договорилась о работе в летние каникулы. Она лишь говорит Лилите, куда направляется, затем обе о чем-то перешептываются, обнимаются, и Зарины уже нет. “Самое главное, чтобы дети могли нам доверять. Мы вместе прошли через такое, что от некоторых воспоминаний у меня слезы наворачиваются. Когда кто-то из детей в день рождения приносит мне мороженое, это по-настоящему. Если же они от нас, взрослых, ощутят хоть капельку лицемерия отношениям конец. Мы ведь для них не родители, которым, как мне временами кажется, они готовы все простить,” рассказывает заведующая центром социальной поддержки и заботы “Avots” Лилита Гасьянеца.

“Когда мне предложили эту должность, я уже много лет проработала в школе, причем в моем классе было сразу девять ребят из детдома, который был здесь раньше. Я думала, что справлюсь. Но вскоре пришло понимание – я тут ничего не понимаю, это совсем другой мир. Здешние дети остались без родительского попечения, и эта общая боль объединяет их всех. Бывали моменты, когда дети казались туго смотанным клубком. Они замкнуты в себе, но при этом живут как одна семья. Они могут подраться между собой, но во внешнем мире всегда друг за друга горой. Точно таким же клубочком является и маленькая группка из восьми детей.

Каждому ребенку работники могут уделить время и внимание. Сейчас у нас в квартире дети от восьми до 14 лет. Обстановка максимально приближена к семейной среде. Дети точно так же встают по утрам, занимаются своими делами, рассказывают нам о своих радостях и горестях, шалят, мы вместе исправляем ошибки. Готовимся к взрослой жизни. Невозможно организовать работу так, чтобы кто-то взрослый постоянно был с ними в квартире как нянька, но все четыре сотрудницы, посменно проводящие с ними дни и ночи, делают все, что могут. Это особенные люди. Не все готовы делать эту работу, требуется соответствующее образование. Но, как я уже говорила, главное – способность доверять детям и сохранять их доверие к нам.

У нас есть и нездоровые дети, с ними в любой миг может случиться приступ. Мы приняли к себе мальчика, для которого после выписки из больницы социальная служба нигде в Латвии места найти не могла. Нам с ним нелегко. Но я хотела дать этому ребенку возможность хоть на какое-то время ощутить детство. Никому он не был нужен, мы все вместе стараемся дарить ему любовь, сколько можем занимаемся с ним,” рассказывает Лилита.

Молодежный дом

“Мы всегда надеемся, что наших младших детей усыновят или возьмут в приемную семью. Способствуем этому всеми силами – проводим совместные мероприятия с семьями, которые могли бы принять детей, но во время Covid19 такого желания не изъявил. Несколько детей вернулись из приемных семей. С 15-летнего возраста они могут жить в “Молодежном доме”. Когда наступает подростковый возраст, они нередко не желают оставаться в приемных семьях, зато в “Молодежном доме” держатся очень сплоченно.

Во второй квартире у нас восемь молодых людей от 15 до 18 лет. Зарина тоже много говорит о том, что переселится в квартиру в “Молодежном доме”. Там они живут гораздо самостоятельнее, сами закупаются, готовят себе еду. Но все равно они по-прежнему мои дети, приходят, рассказывают, что на душе. Некоторые тут же на моих глазах родились и выросли.

Чем сильнее у ребенка боль, тем больше я ему нужна – я это чувствую. Они не перестают ждать любви от своих родителей, если те живы. Они чувствуют себя преданными, и это по-настоящему больно. Чаще всего больно от того, что для мамы или папы алкоголь или другие вещества важнее ребенка. Вот такие они у нас тут. Я поклоняюсь людям, берущим к себе детей как приемные семьи. И я поклоняюсь своей второй семье – людям, живущим здесь вместе с моими детьми,” рассказывает Лилита Гасьянеца.

Zarina sēž pie galdiņa ar sīklietām un diviem foto rāmīšos

Зарина хочет стать стилистом.

Zarina omulīgi sēž ar divām audzinātājām uz gultas

Зарина знает, что Лилите и Ирине можно доверять.

Zarina ar audzinātāju stāv bērnistabā. Fonā uz grīdas pie radiatora sēž puka un spaida telefonu

Вы должны чувствовать, кого в это время можно потревожить, а кого нет.

Divi puikas stāvot pie loga raugās viens otrā

Братья остаются вместе.

Daudz bērnu apavi pie radiatora

Liliata. Kundze ap piedzdesmit. Bērnu pieskatītāja

“Для меня это второй дом,“ рассказывает Лилита Гасьянеца.

 

*Публикация создана в ходе информационной кампании об изменении отношения общества к людям с нарушениями душевного характера, детям с функциональными нарушениями и детям, оставшимся без семейной заботы. Заказчик кампании – Министерство благосостояния ЛР в рамках финансируемого ERAF проекта деинституционализации.

 

Вернуться в раздел: Люди среди нас