Жизнь на радость своим и приемным детям

Илона и Юрис Рагинскисы из поселка Цере, вырастив полтора десятка родных и приемных детей, пару лет назад взяли на воспитание еще троих. Кто здесь свой, кто приемный, кто соседский, а кто вообще внук, человек со стороны разберет далеко не сразу. Все держатся вместе, занимаются спортом, купаются, возятся в огороде. Просто живут.

 

Когда мы приехали в Цере, в сельском доме Рагинскисов бурлила жизнь – укладывалась брусчатка перед баней. Работников много и все свои. В воздухе витало ощущение, что здесь ждут каждого и всем найдется место. Дети в доме Илоны и Юриса растут, набирая жизненную силу. От первого брака у Илоны трое детей, за 27 лет замужества с Юрисом родились еще трое. А еще в доме выросли восемь приемных детей. Сейчас с Илоной и Юрисом постоянно живут четверо приемных детей — трое маленьких и уже совершеннолетняя дочь. Рагинскисы стали одной из первых приемных семей в Кандаве и ее окрестностях. Сейчас, в процессе деинституционализации движение приемных семей неуклонно расширяется, но Юрис и Илона знают – это нелегкий труд. Помогают сельская среда, юмор и поддержка специалистов. “Многие могли бы, но боятся сделать этот шаг – стать приемной семьей. У меня было довольно сильное чувство уверенности, что мы справимся. У меня уже был основательный опыт воспитания, а когда я вышла замуж за Юриса, у которого своих детей еще не было, видела, как хорошо он принял моих ребятишек пяти, семи и восьми лет. Все дети, росшие и растущие у нас, наши. Бывает, кто-то из приемных малышей спрашивает: “Мама, когда я родился? Утром или вечером? Приходится выяснять, я же не знаю,” рассказывает Илона.

Почему бы еще кому-то не помочь?

“Когда свои и приемные дети уже выросли, в доме остались всего три ребенка. Было это в 2016 году, все основательно менялось. У маленьких хозяйств не стало перспектив, нам пришлось расстаться с дойными коровами. Год я искала работу, потом поняла, что могу делать то, что хорошо умею – почему бы снова не помочь детям? И вот однажды за чашкой кофе моя подруга Эвита Залите-Гроса обмолвилась, что в детском доме, где она прошлым летом вела музыкальный кружок, живут прелестные ребятишки. Так мы оказались в детском доме, где встретили двух братьев, выглядевших как двойняшки, и маленькую сестричку с красивыми вьющимися волосами и большими голубыми глазами. Мальчишки как мальчишки – забежали, похватали подарки и за дверь, гонять на велосипедах. А вот девочка, внимательно все изучив, подошла ко мне и вскарабкалась на колени. Воспитатели переглянулись и сказали: “Вы ей явно понравились – она еще ни к кому на колени не взбиралась.” Братья по субботам и воскресеньям выезжали в гостевые семьи, а девочка всегда оставалась в детском доме. Разлучать детей из одной семьи нельзя, а брать на постоянное жительство сразу троих желающих не нашлось. Девочка сразу к нам привязалась, назвала Юриса папой. Мы несколько раз ездили в гости, хотя уже с первого раза решили, что заберем всех троих. Это было летом четыре года назад. Дети прожили в детдоме уже полтора года. И хотя он приближен к семейной среде – отдельные спальни, няня и воспитательница на восемь детей – детдом не семья. Нет тут и мужчины, способного взять на себя роль отца. В детдоме все же свой режим и порядок. Детям по-прежнему трудно научиться быть самостоятельными – мыться, заботиться о себе и повседневных вещах,” признает Илона.

В семье вместе с тремя приемными детьми растет сын Илоны и Юриса Валтерс. Он окончил 8-й класс, усердно занимается баскетболом и вдохновляет младших детей и внуков идти в спортивную школу по его стопам. “Мои взрослые дети живут тут же неподалеку и каждый день приводят кого-то из наших шести внуков. И мы тут дружно и весело тусим.

Еще у нас живет Анна. Ей вот-вот исполнится 20 лет, она окончила 1-й курс специальной школы, получив специальность помощника повара. Анна – девушка с особыми потребностями. В четырехлетнем возрасте она не говорила и не владела никакими социальными навыками. Многие годы мы ее вдохновляли и поддерживали, чтобы научить общаться с людьми и заботиться о себе, но пока не знаем, как теперь, после окончания школы, помочь Анне социализироваться и строить свою жизнь. Надо больше просвещать общество о таких людях. На мероприятиях окружающие с недоумением смотрят на подобных детей. Девушка тоже не доверяет никому, долго и пристально разглядывает, а это вызывает у людей неприязнь, нездоровое любопытство, иногда – неадекватные высказывания. У меня от этого сердце сжимается,” рассказывает Илона.

Первые приемные дети

Иногда, когда приемные дети называют меня мамой, люди оглядываются – неужели в таком возрасте? Дети не позволяют ни уставать, ни стареть. Я 20 лет проработала в школе поваром и видела детей из неблагополучных семей. Они приходили в школу голодными, неухоженными. В 2003 году мы взяли одну девочку под опеку.

Потом мы взяли ее братика. Министр Айнарс Баштикс призвал опекунов учиться и становиться приемными семьями, зародилось движение приемных семей. В Кандавском крае мы были среди первых десяти семей, в 2005 году прошедших обучение и получивших сертификат приемной семьи. И очень скоро нам позвонили с просьбой взять трех детей на лето, пока их родители не наладят свою жизнь. Лето длится до сих пор…

Все приемные дети с первого дня называли нас с Юрисом папой и мамой, очень быстро осваивались. Может быть, потому, что в нашей семье царит юмор, и детей мы не сортируем. Я с детства мечтала быть учительницей или воспитательницей в детском саду, но освоила профессию технолога общественного питания и ни на миг об этом не пожалела. Накормить большую семью для меня не проблема. Попутно сбылась и моя детская мечта – когда вокруг столько детей и внуков, могу ощущать себя кем угодно — воспитательницей, педагогом, психологом, няней. Радуюсь, что в сельской местности дети могут быть во дворе, в саду и хлеву, все видеть и ощущать, учиться, радоваться, любить. У нас с 1992 года свое крестьянское хозяйство с 50 гектарами земли, мы держали коров, свинок. Сейчас выращиваем зерно. Дети видят – только суровым и тяжким трудом мы можем жить хорошо. Надо пахать, сеять, полоть, ухаживать, любить,” говорит Илона.

 

Поддержка приемных семей

Приемные семьи оказывают поддержку детям, оставшимся без родительской заботы. Эта услуга опирается на общество и неуклонно расширяется. Но и приемным родителям необходимы помощь и поддержка, поскольку у детей очень много потребностей и очень часто – различные нарушения здоровья. Но у всех в сердечках огромная боль, и приемные родители стараются эту боль исцелить, уж как умеют. “Мы уже пару лет можем получать услуги в подведомственном Министерству благосостояния Центре поддержки семьи в Тукумсе, где доступна помощь психолога, детского психиатра, социального работника, социального педагога и других специалистов. Там для нас проводятся семинары, курсы, группы поддержки. Нередко бывает, что ребенок в приемной семье приходит в норму, его кровные родители тем временем налаживают отношения, он возвращается к ним и дальше все у них хорошо. Но бывает и так, что через некоторое время детей снова изымают из биологической семьи. Думаю, это очень больно. И тогда дети неосознанно выплескивают эту боль и протест на приемных родителей.

В нашей семье все дети были юридически свободны. Некоторые приемные дети в первые годы интересовались своими биологическими родителями. Но, встретившись с ними, просили нас: “Мама, папа, не уезжайте, не оставляйте нас здесь!” И больше ездить в гости не хотели. По достижении совершеннолетия приемные дети сами могут отыскать своих биологических родителей, если пожелают. Но приемные дочери уже со своими детишками часто приезжают к нам в гости. Радуют нас чудесными подарками и теплыми словами. Они говорят: “Вы будете для нас мамой и папой всю жизнь!” Это так греет сердце! И ты снова готов спасти весь мир!

Да, и в конце концов наши милые дети, внуки всегда все вместе. Если не каждую субботу в баньке, то уж в сердцах точно. Они называют друг друга братиками и сестричками, не делая различий. Делятся радостями и горестями. И у всех один дом, где их ждут и поддержат. Большая семья — это огромная сила и бескорыстная любовь,” рассказывает Илона.

Dīķis vasarā. Vecāki sēž uz laipas, puika lec no laipas ūdenī

Три младших приемных ребенка не позволяют Илоне и Юрису стареть.

Vasara. Dīķis. Vecāki ar vienu bērnu sēž uz laipas. Divi bērni lec no laipas ūdenī.

Илоне хватает заботы и ласки на всех.

Divas sievietes ar četriem bērniem sadevušies rokās stāv pļavā

Всем детям нужны игрушки и компания.

 

*Публикация создана в ходе информационной кампании об изменении отношения общества к людям с нарушениями душевного характера, детям с функциональными нарушениями и детям, оставшимся без семейной заботы. Заказчик кампании – Министерство благосостояния ЛР в рамках финансируемого ERAF проекта деинституционализации.

 

Вернуться в раздел: Люди среди нас